Закрытая зона

Партнеры

 

Контакты

+375 29 676 44 44

E-mail: admin@safariclub.by



Дагестанский тур 2023

Дата публикации: 2023-11-06

   Решил написать небольшой отчет о крайней моей горной охоте в Северной Осетии на Дагестанского тура. 

Как только получил известие о том, что мне выдали пропуск на посещение и разрешение на охоту в горах на приграничной территории с Грузией, где и обитает Дагестанский тур ( хлопотал об этом и позаботился о моем пребывании в этой чудесной республике Кононович Войтех Вячеславович, огромные ему за это спасибо!), я за один день собрался, купил билеты и вылетел в Осетию. 

   Пересаживаясь в Москве, последним, что мне запомнилось, это как спецтехника расчищает территорию аэропорта от снега, а прилетев во Владикавказ я вышел из самолета и окунулся опять в лето, светит яркое солнце и +24 С’. Меня уже ожидал на стоянке Казбек Караев, это организатор моего охотничьего тура и представитель принимающей стороны. Мы с ним толком не успели и познакомится, как доехали до места моего временного пребывания. А это оказалось очень интересное здание. Огромная дача советских времен для партийных функционеров  СССР. Она до сих пор в государственной собственности, поэтому ничего с тех времен не поменялось. Я был под неописуемым впечатлением. Такое ощущение, что я окунулся в далекие восьмидесятые, о которых я хорошо помню. Повсюду красные ковровые дорожки, выставленные в ряд стулья характерных расцветок и форм тех лет, люстры, камин, даже шторы -всё осталось как прежде. Просто как в музее времен Советского Союза. И конечно, огромные пустые залы и  длинные коридоры. 

К ночи, когда я оказался один в этом пустом и холодном здании, состояние восторга сменилось на жуткое ощущение, что ты находишься в каком-то огромном склепе, освещение энергосберегающее, очень слабое, двери в залах и номерах не закрываются, ночью в горах холодно , отопление выключено…, НО, всё-равно  это лучше чем в палатке под открытым небом в сильный ветер со снегом, когда палатку так рвёт, что от этого шума невозможно уснуть, и все ценные вещи ты кладешь в спальник, потому что ветер может сорвать тент и все твои вещи ветер унесет в ущелье…, такое я испытал в Карачаево-Черкессии во время охоты на Кубанского и Средне-Кавказкого туров, где я был двумя неделями ранее. Поэтому условия для пребывания были более чем комфортные!!)

Я прилетел днём, быстро пообедав, мы отправились на пристрелку, к сожалению, я карабин свой не брал, не успел оформить соответствующее разрешение, пришлось стрелять с арендованного. Стреляли там же, на даче…, ну, как в те времена, я думаю!) Дали мне «Тикку», заверили, что всё « пристреляно в ноль» на сто, просто мне надо выстрелить, чтобы понимать как управляться с винтовкой. Я сделал два выстрела, пули легли почти одна в одну , но в шестерку на семь часов. Петро, это мой основной сопровождающий и помощник, очень удивился, долго примерялся и выстрелив сам лично попал в десятку… Что за фокусы?- подумал я. Более тщательно прицелившись, я стреляю третий раз и попадаю в свою «кучу» снова, причем так кучно, что сложно определить количество отверстий. Петро больше стрелять отказался, но ничего и не объяснил, а принес мне другой карабин , Блэйзер, с десятикратной оптикой, которой, как потом оказалось, для комфортной стрельбы в горах маловато. Я думаю, Петро стреляя схитрил и сделал вынос прицеливания в «шестерку на час». Я это понял, потому, что он, пока я стрелял с Блэйзера, все же крутил барабаны на прицеле Тикки).

    Ну а с Блэйзера я не попал в мишень на сто метров в принципе. Они усомнились вообще в моих способностях в стрельбе. Я выстрелил второй раз, тоже мимо мишени, хотя заверения всё те же - на сто. метров в ноль должно быть. При детальном изучении мишени, мы нашли два скола на верхнем крае мишени на  двенадцать часов, это на 25 см выше центра мишени. То есть, карабин, действительно, оказался пристрелян в ноль, но только не на сто, а на триста метров. Сделав соответствующие выводы, что надо всё перепроверять самому, я отправился готовится к предстоящей охоте. 

      За мной приехал в час ночи Петро и с ним ещё три помощника и такой не маленькой компанией мы тронулись в путь.

 

    Дорога заняла полтора часа и в пол третьего утра мы оказались у подножия горы, не в самом низу, а доехали, куда мог докарабкаться УАЗ вертикально по козьим тропам, мне несколько раз хотелось выйти и начать восхождение пешком, так было страшно, что мы сейчас слетим в ущелье, машина каким-то чудом цеплялась шинами за скалы и по самому краю ползла вверх вдоль обрыва. Но, и это действительно, в горах работают и выживают только профессионалы, независимо от своего рода деятельности, начиная от водителя и заканчивая проводниками, я в это не раз убеждался и всегда приходится слепо полагаться на их мастерство. И в этот раз водитель четко довез нас до место без проблем. 

     Забросив рюкзак с самым необходимым и карабин за плечи, я со своей командой тронулся в путь. Что значит идти в горы , объяснить сложно, тем кто ни разу этого не делал. Очень тяжело, ты должен быть прилично подготовлен физически и быть готовым подниматься в разряженном воздухе, кислорода постоянно не хватает, возникает одышка, под ногами то битый сланец, то скользкая скала, то шлепки мокрого снега , при том что угол подъема очень часто «сорок пять плюс» градусов. А внизу либо ущелье, либо такой крутой спуск, на котором, если поскользнуться, можно долго кувыркаться вниз, без возможности зацепиться за что-либо. В таком случае всегда надежда только на проводника, которому, в прямом смысле вверяешь свою жизнь, ты идешь почти след в след по его следам. И ещё палка, без которой вообще никак, ты при каждом шаге ею стараешься зацепиться за сколу, втыкая её в трещину или углубление между камнями. Так неспешно продвигались в течение пяти часов и только в пол восьмого утра добрались до первого хребта, за которым была возможность встретить пасущихся туров. 

Пару минут отдышавшись, мы по одному начали высовываться из-за  скалы и искать в зоне видимости туров. К сожалению, в первом ущелье их не оказалось. Петро сказал, что нам нужно пересечь ущелье, которое перед нами и заглянуть за следующий хребет. В это время пролетал гриф над нами и он легко проплыл над ущельем за секунд двадцать, мы же потратили   на спуск и подьем ещё два с половиной часа. Опять в надежде на желанную встречу заглянули за хребет и опять пусто…

     Впереди, перед глазами простиралось очередное ущелье и я понимаю, что нас ожидают очередных два с половиной часа спуска и подьема с неизвестным результатом. 

     Один из проводников вовремя увидел в расщелине лежащего козленка тура на противоположной стороне, он мирно отдыхал и посматривал по сторонам. Это говорило о том, что за хребтом скорее всего пасутся туры и нам может повезти, но беда в том, что мы не можем двигаться дальше- этот маленький дозорный , если нас заметит , то даст сигнал остальным соплеменникам и уже на сегодня охота будет окончена, можно разворачиваться и двигаться домой, ведь обратный путь займет ещё  около восьми часов. А это просто капец!!!

      Нам повезло, пролежав на скалах около часа, мы увидели, как дозорный снялся с места и в три прыжка перемахнув через хребет скрылся из виду. Мы продолжили путь полные надежды. 

     Через очередных два с половиной часа мы оказались на противоположной стороне ущелья и крадучись вскарабкались на вершину хребта, питая последнюю на сегодня надежду на встречу с заветным туром. Казбек, один из сопровождающих, первым пополз в разведку, изучив в течении десяти минут близлежащую 

территорию, подозвал нас к себе. 

Туры действительно были в следующем ущелье, они стадом в голов двадцать расположились на скале посередине ущелья и мирно грелись на солнце, имея обзор на 360 градусов и прямую видимость во все стороны. К ним ближе подобраться никак, с нашей стороны расстояние было 730 метров, а стрелять с десятикратной оптикой и  арендованного карабина было просто бессмысленно.       

        Разочарование и досада читались в глазах у всех. Каждый из нас понимал, что на сегодня это последний шанс добыть тура и он практически нереален, расстояние для выстрела, в моем случае, непреодолимое, а ближе туры не подпустят.

         Решение родилось не сразу, Петро долго размышлял, ребята между собой о чем-то спорили на своем языке и потом повернувшись ко мне перешли на русский…

     План был незатейливый, но единственный и далеко не стопроцентный. Дело в том, что туры рано утром пасутся на горных лугах, затем они поднимаются на скалы и весь день лежат на скалах, отдыхают и греются на солнце, практически не двигаясь, а к вечеру, это 16-18 часов, они спускаются вниз в редкий лес, расположенный ближе к подножию горы, куда вообще не добраться. Так вот, нам предстояло пролежать часа три-четыре на скалах и поочередно наблюдать за движением туров и когда они сытые и довольные будут спускаться вниз, появится шанс, что туры пройдут на более близком расстоянии к нам. Но есть два нюанса - нет гарантии , что они пройдут именно по нашей стороне скалы и второе, если не получится сделать выстрел, то прождав до вечера, нас ждет ещё семичасовой спуск  к машине в полной темноте… 

      Я недолго думая, что уж лучше ночью по горам и с «возможным» туром, чем засветло,  но заведомо проиграв, а завтра повторять такой же путь снова, а я ещё хотел поохотиться на серну…, в общем, перспектива так себе, вариантов немного…

И я сделал выбор в пользу ждать…, Какой-никакой, а все же шанс!

      Один из проводников спрятался на вершине хребта и начал наблюдение. Наши наблюдатели сменяли друг друга каждые двадцать минут, мы же легли прямо на скалах чуть ниже. Ребята дружно, как по команде уснули, кто-то даже начал похрапывать, мне же не спалось. Время текло очень медленно, постоянно приходилось перегруппировываться, на холодной скале, да ещё почти вертикально, постоянно упираясь ногами в камни чтобы не поехать вниз, я никогда не спал. Так мы пролежали, как мне показалось, целую вечность, пока, в 16-30 мои коллеги не засуетились, и не полезли все дружно наверх и начали совещаться на своем родном языке. Я начал понимать, что это недобрый знак и что-то пошло не так. 

       Петро сполз ко мне и начал объяснять, что туры двинулись вниз, в нашу сторону, но по противоположной стороне ущелья и расстояние для выстрела хоть и сократится, но ненамного. Поднявшись наверх и выглянув из-за хребта, я увидел туров, они медленно, один за другим, пощипывая редкую,  сухую траву двигались по направлению вниз, параллельно нам, но по противоположной стороне. Несколько молодых козлов, играя и сталкивая друг друга спустились на метров триста к нам, их- то я мог стрелять без проблем, но я хотел добыть солидного «старика», поэтому предложение стрелять молодежь я сразу отклонил. Пришлось ждать…

       Я заметил одного осенистого тура, он отличался и цветом шерсти и более тяжелыми движениями в прыжках и держался он как-то в стороне, то есть все признаки того экземпляра, который мне и нужен. Ведь в движении, да ещё на теневой стороне горы и на расстоянии полкилометра не разглядишь , на сколько хороши трофейные качества, я решил выбирать по возрасту).  

        Во время движения стада,за ним наблюдать было не сложно, он держался особняком и чуть ниже остальных. Эта мука длилась минут десять или двадцать, у меня нервы были на пределе, я не контролировал время, легкая дрожь в руках… я понимал всю цену промаха, тем более, о ней мне напоминали ещё четыре пары глаз, которые так же как и я не хотели совершать повторные вояжи по горам длиною почти в сутки. Они, меряя расстояние дальномерами,  хором называли мне сокращающуюся дистанцию до цели, лучшая из которых составила 406 метров. Помня результаты пристрелки, коллективно приняли решение стрелять по холке. Прогремел выстрел - промах, за ним второй - промах, третий выстрел-опять промах. Вот и всё! 

       Туры неспешно поднялись вверх и скрылись за скалами. Все, кроме одного…, по которому я и стрелял. Он был несколько ниже остальных и ему нужно было сделать один прыжок вверх, чтобы стать на тропу, по которой ушли его сородичи. Я понимал, что не попал ни разу, все пули прошли ровно над туром, значит я сделал неверный вынос.

     Тур смотрел  задрав голову на спасительный выступ чуть присев на задние ноги, его хвост мелко трясся из стороны в сторону, он готовился к решающему прыжку ценою в жизнь, оставалось максимум пара секунд для исполнения финального аккорда - мой выстрел или его прыжок. 

        Выстрел прогремел первым. Он сорвался с края сколы как скошенный и покатился вниз, в ущелье.

        …Я учел ошибки первых досадных промахов и совершил выстрел ровно в «десятку». Мои коллеги кричали и радовались гораздо больше меня. Победа. Фотосессия в горах и долгий, но радостный спуск вниз, который мы совершили вместо запланированных шести-семи часов за четыре с половиной. В самом низу, подходя к УАЗику, я невольно подумал, какие эмоции испытывают охотники, которые спускаются вниз  после почти двадцатичетырехчасовой охоты без добычи, понимая, что завтра, а если «сильно повезет», то и послезавтра придется повторить этот путь ещё раз. 

   И дело не в том, что хотелось скорее закончить горную охоту, конечно нет !! Просто ты понимаешь, что один и тот же маршрут, одна и та же цель, всё по кругу…, а человеку свойственно всегда стремиться к чему-то новому - и целям и задачам, тем более, что в Клубе горных охотников таких целей хоть отбавляй!)

        По эмоциям, сложности процесса и удовлетворению  результатом горной охоте нет равных. Я охочусь и с лайками на кабана, и с легавой по птице, и с гончими на зайцев, но горная охота стоит особняком…

       Это мой самый трудовой и памятный трофей. Такой трофей, рано или поздно появляется у каждого охотника, он определяется не стоимостью, а ценностью, той сложностью и эмоциями, которых ты не забудешь уже никогда.

                                                              Юхневич О.Ф.

 

 

        

 

Назад к списку новостей
Яндекс.Метрика