Закрытая зона

Партнеры

 

Контакты

+375 29 676 44 44

E-mail: admin@safariclub.by

Иранская охота

Дата публикации: 2020-01-27

Иран – страна в охотничье-трофейном отношении интересная, но и несколько «стрёмная» в политическом плане.

 

Особенно с точки зрения европейского обывателя черпающего знания о политической «повестке дня» в основном из европейских и американских сетевых таблоидов. Как в стране обстоят дела на самом деле? Об этом «Трофейной книге Беларуси» рассказал недавно вернувшийся с охоты в Исламской Республике Иран, белорусский трофейщик Сергей Волочкович

Это была первая поездка Сергея в Иран, поэтому он к ней долго готовился. Главная проблема была в том, что информация об Иране у нас всецело складывается на основе давно устоявшихся стереотипов, от которых весьма сложно избавиться. В первую очередь его интересовала трофейная охота в стране, поэтому, помимо общих сведений о государстве, которое он собирался посетить, Сергей прочитал множество отчетов об охоте в Иране.

 

 

— С точки зрения организации охоты, Иран — это очень непростая страна. Её особенность заключается в первую очередь, в большой «зарегулированности» всего, что касается охоты. Ты всегда себя ощущаешь под присмотром государственных органов где бы ты не находился. Следует отметить, что на территории Ирана работают две основных аутфитерских компании, поэтому конкуренция у них минимальна. Лично меня весьма напрягал высокий уровень неопределенности. В чем он заключался? Ну, например, если, как в прошлом году, охота у них открывалась 6 декабря, то представители аутфитерской фирмы 5 декабря еще не имеют подтвержденного лимита отстрела. Поэтому, собираясь в Иран нужно быть готовым, что в ходе вашего, тура могут случится коренные изменения и что ваша принимающая сторона, скорее всего в этом будет не виновата. Готовьтесь, что добыча одних видов животных легко может не подтвердиться, других же – подтвердится.

 

 

Кроме того, в Иране всё обстоит очень жестко в плане регламента присутствия в стране в общем, и присутствия в охотничьих угодьях, в частности. Скажем, если согласно расписанию тура, вы должны охотиться в определенном районе, предположим, на керманского барана в течение пяти дней, то вы будете находится здесь именно 5 дней, даже если трофейное животное будет добыто, скажем, на второй день.

 

 

В Иране чётко выдерживаются все запланированные сроки вне зависимости от результатов охоты. Все эти вещи регулируются чиновниками очень жестко. Кроме того, если они вставили вас в общий график и подтвердили охоту на какой-то вид с выдачей лицензии, то эта лицензия являются именной. То есть, есть если я животное данного вида не добыл, за отмеренный в лицензии срок охоты, то оно все равно считается добытым. Стрелял ты или не стрелял, видел ты зверя или не видел – чиновнику все равно. Охота состоялась. Более того, после третьего промаха по зверю, организатор охоты может закрыть лицензию, пожать вам руку и объявить, что охота состоялась.

 

 

 

Если после выстрела образовался подранок, то мероприятия по его поиску продолжаются до тех пор, пока он не будет найден. Ну а если он не находится, то все равно считается добытым.

— Как у вас сложилась охота? Смогли ли вы добыть намеченных зверей и закрыть лицензию реальным трофеем, а не временем, проведенным в угодьях?

— Мой план по поездке выполнен полностью. Я охотился на трех животных: это персидский козерог, керманский баран и исфаханский муфлон. Однако охота оказалась намного жестче того представления, которое у меня складывалось на основе моего уже немалого опыта горных охот, а также из знакомства с отчетами охотников, что ездили в Иран. Трудности были связаны с малочисленностью животных, и как следствие – усилиями, связанными с их поиском. Весьма непрост там и рельеф, горы хоть и невысокие, но со своими особенностями. Были несколько охотничьих дней, когда мы не видели вообще никаких представителей местной охотничьей фауны, причем мы всегда активно занимались активными поисками, среди которых было не только постоянное «биноклевание» склонов, но и перемещения по горным дорогам местного значения, постоянные сложные подъемы и не менее изнуряющие спуски. Местные гиды постоянно сменяли друг друга. Охотников водят те, кто наиболее хорошо знаком именно с этим участком местности, а ты идёшь и идёшь. Гиды постоянно ведут наблюдение в разных участках угодий и имеют радийную связь друг с другом. В целом, организация очень хорошая и это весьма облегчает проведение охоты.

 

 

— Можно ли считать иранское направление «благосклонным» для европейского трофейщика? Нет ли там каких-то проблем, связанных с политическо-религиозными особенностями этого региона?

— Я не ощутил никаких проблем кроме упомянутой зарегулированности. Все остальное, касающееся визовых нюансов, транспорта, общей обстановки вокруг — гораздо проще, чем я ожидал перед поездкой. У меня было с чем сравнить, я бывал на охоте в Пакистане. Там я столкнулся действительно с целой системой жестких требований, касающихся ислама.

 

 

Если в Пакистане женщину увидеть редкость, а если и увидишь, то она, скорее всего, будет с закрытым лицом (а если с открытым, то иностранка), то в Иране масса женщин с открытыми лицами. В их числе работающие в сфере обслуживания, в торговле, среди персонала гостиниц. Кроме того, в Иране совершенно нет даже следов милитаризации. Когда вы прилетаете в Пакистан, то вас там, прямо в аэропорту встречают автоматчики и бронемашины. Машина с туристами там обычно сопровождается вооруженными людьми. В Иране и близко нет такого, за все время моего нахождения в стране я только однажды видел во время охоты вооруженного рейнджера.

 

 

 

Что касается профессионализма егерского состава то Сергей Волочкович ответил совершенно однозначно:

— Если бы на таком уровне работали егеря в охотхозяйстве, к которому я имею отношение как учредитель, то я, видимо, был бы вполне счастлив. Люди работают с полной самоотдачей. Живут они скромно и по средствам, при этом они ничего лишнего у туристов не требуют и конечно же не выпрашивают. А минимальным знакам внимания и благодарности в виде небольших чаевых они были крайне благодарны. Особо отмечу, что в Иране абсолютно лояльное отношение к людям не мусульманской веры. Местные гиды очень приветливы и показывают туристам все исторические реликвии своей страны вне каких-то религиозных предпочтений. В частности, мусульманские гиды проводили для нас экскурсии по древним храмам зороастризма.

 

 

— У вас была и культурная программа?

— Да, небольшая, мы охотились недалеко от одного из древнейших городов вообще, крупного иранского города Йезд и отказаться от экскурсии по таким местам было бы по крайней мере неразумно.

В целом это была очень позитивная поездка, внутренне я был готов к каким-то проявлениям межкультурного недопонимания, которое в большей степени было связано с нашими стереотипами об исламском обществе, но ничего подобного и близко не было.

Впрочем, по словам Сергея, для нас как жителей Европы, многие вещи поначалу казались очень неудобными и непривычными.

 

 

— Скажем у меня возникли проблемы, связанные с расчётами в магазинах. Международная карта там не работает. Нужно искать возможности обмена денег и расчета наличными, так как страна под международными санкциями. Но местные гиды, знакомые с этими проблемами, всегда расплачивались за нас и фиксировали потраченные суммы, а потом мы компенсировали им эти траты. Конечно такая ситуация весьма неудобна, но принимающая сторона настолько сгладила этот момент, что никакого неудобства мы не ощущали.

 

 

Беседовал Александр Гурон

Назад к списку статей
Яндекс.Метрика